Сайт создан на платформе Nethouse. Хотите такой же?
Владельцу сайта

Рассказ "Коп по Вологодски"

- Однако …, - сказал дед Каравай, почесав большим пальцем правой руки седую рыжую бороду 
- Энто милок ты куды выгнул-то, тут оно энто не как тамача, шоб ота так …, да … баская машинка то у тебя, баская …, - маленькие хитрые глазки лукаво посмотрели на меня из-под косматых бровей и уперлись, не мигая, в номер моей машины.
- А бельзину то ведрами жрёть …, да … - Каравай , сидя на пне около стены своего дома, резко повернулся , раздался звук рвущихся штанов, - вота зараза, ведь и сдалася ты мне, а ?! Ну всё, тепереча пузырь давай … и того гляди мне, моя с магазину ужо щас придет, так ты того, - кулак ржавого цвета затрясся в мою сторону, - ни-ни, накроет – закушу.
Сказано – сделано. Каравай глядя на весеннее солнышко через бутылку водки, запустил в ней «змея» и одним взмахом ,привычным движением руки , скрутил крышку с горлышка бутылки.


Смотрел я на деда и что-то мне подсказывало о начале конца моему копу, но сдаться и отступить - слишком легкий путь . Как возник замусоленный граненый стакан в руке деда – загадка, а как наполнился – вообще чудо, всё время стоял и наблюдал , но этого не увидел. Мои размышления прервал скрипучий дедов кашель, он сидел ровно, выпрямив спину со стаканом водки в руке, мизинец торчал в сторону.
- Ну , милоё моё, дак ты крякнешь или чё ? – величественно спросил он, 
-Да нет, - говорю я , - тут посижу, вас, так сказать, подожду …
- Я то пожалуй начинать буду, а ты пока сгоняй до ветру …, ну охотца ждать – товды жди.
Какой-то булькающий неприятный звук заставил меня посмотреть в его сторону , дед закрыв глаза, вталкивал в себя водку, он её из стакана – туда, а она в стакан – оттуда, и так раза три – четыре …, проглотив «содержимое» жирного стакана, он резким движением выкинул руку вперед и занюхал у себя под мышкой. 


- Однако … вот она как , каждный раз всё злее, упирается зараза, - Каравай достал мятую пачку Примы, вытащил такую же мятую сигарету, оторвал половинку и закурил, - а шоб быстреяче, - ответил он на мой удивленный взгляд
-Ты, милое моё, мне точно скажи – чё те надо-то.
-Да вот - говорю, - интересуюсь историей, собираю монеты, предметы быта, занимаюсь поиском с металлоискателем, хобби у меня такое … 
Надо сказать, вид домов наводил на размышления о купеческой деревне.

Дома большие, двухэтажные, рубленые, наличники резные, достаток бывших хозяев сомнений не вызывал.
- А расскажите лучше про вашу деревню, кто здесь жил, интересные истории про жителей …
- Да… - дед затянулся, прима затрещала, - много раньше тута люда жило, Параска – свещница, Матрена тож баба возная, Тихон-дурак …, а Лукашку зря не отоварил, надо было ему ещё товды колбаски настрогать, Параску он увёл от меня, знамо он, ну не Тихон-дурачок , верно ?...
Вота там жил поп, добрый был, мово тятю пряником угостил, а вота тута лавочник Троха с сыновьми, ево не помню, одного сына вроде помню, а можа и нет, сослали их, попа тож, так на тройке и увезли, и деда мово тож увезли, ряд торговый в городе держал …
После этих слов земля у меня поплыла перед глазами, на траве тут и там блестели золотые и серебренные кружочки, резко бросило в жар и я невольно ухватился за тын, который больно впился мне в руку, что и вернуло меня на землю, глядя на Каравая, стал понимать, что он всё ещё что-то говорит
- … на, и ево то же. Я Лукашке грю – не тронь Параски, а он скалится ирод, радуется кобель , дала ему … Так она и мне давала и чё товды мы с робятами все не скалимся , все бы и скалились,… скалится он …
Таак…, дед соловел с каждой минутой всё больше и больше, надо было спасать коп …
- Дак что дедушко, может похожу с прибором по огороду, а ты допивай пока …
- Иди ты … – дед в сердцах махнул рукой и потянулся за бутылкой.


Я резко отвернулся, чтоб не видеть ещё раз этой борьбы с зелёным змеем и опрометью кинулся к машине за прибором, где меня ждала жена и мой коп-напарник по совместительству, которая изрядно повеселилась , слушая наш с дедом разговор. 
Тёрочка радостно зазвенела, запищала и закряхтела, стоило мне ступить в дедов огород. Первой поднял копейку Павла, сразу еще одну, следующую … Копейки шли ко мне дружным потоком, с трёх – четырёх квадратных метра поднял больше десятка, и всё – Павел, практически погодовка в разном сохране.


Огород у деда большой и засажен картошкой, около тридцати соток и выходит прямо на берег реки, где стояло нечто что-то вроде лодки. Там же в этом «нечто» валялась палка типа удочки и длинная жердь вместо весла. Воспользовавшись снастью, червями с огорода, жене организовал рыбалку, чтоб не скучала, а сам вернулся на огород. Дед спал сидя на траве, голова лежала на пне и на лице была счастливая улыбка … Вернулся я на участок огорода, с которого хозяева убрали картошку и приступил.


Нежно пропело серебришко – билон, захрюкали советы, коп шел неспешно и размеренно , беды ничего не предвещало.
Крик деда прервал такой душевный процесс копа, сняв наушники понял – Каравай поёт, причем полулежа, обняв руками любимый пень, слёзы текли по щекам, оставляя чистый след, от чего лицо казалось ещё морщинистей. Разобрать в песне, а вернее в частушках, можно было только начало:-« Вологодские ро-бя-то …». Дальше шло какое-то невнятное чавканье и шипение с заметным затуханием силы звука. Надо сказать, что его «сама», т.е. жена, так и не появилась, мы её не видели, пришла она с магазина или нет, но откуда-то появилась корова, причем вела себя крайне спокойно, с чувством, что у себя дома. Вымя было огромного размера и соски почти касались земли.
- А, Марфушка моя пришла, - дед находясь в той же позе и держа в объятиях пень.


, в порыве нежности попытался протянуть руку к корове, но тут же упал лицом вниз и, видимо, хорошенько стукнулся, потому как затих . Буквально через минуту тело ожило и молча по-пластунски, тяжело, но довольно ритмично поползло в сторону коровы. Я замер в ожидании . Тело доползло до вымени. А дальше дед ухватившись за него начал доить молоко себе в рот, сопровождая процесс комментариями в адрес коровы, её матери , пастуха и всей деревни. Отлежавшись Каравай поднялся и шатаясь подошел к хлеву, где загон для скота был огорожен длинными жердями, схватил одну из них и, поскольку сил не было удержать в руках, то конец четырехметровой жердины обнял двумя руками и сделал попытку броска в мою сторону. Его лицо изображала гримаса злобы, он издавал какие-то нечленораздельные звуки, но с ярко выраженной угрозой в мой адрес. Всё... коп окончен. Я собрал прибор , позвал жену и мы двинулись в сторону деда, который с воинственным видом стоял с жердью , перегородив мне путь.

Сдушераздирающим криком «А-а-а !», он ринулся на меня, но делая размах ударил по стене своего дома, что привело его к падению . Дед пришел в ярость, поняв что с такой длинной жердью ему не справиться ,он неожиданно ловко и стремительно подбежал к всё тому же забору, положил жердь на столб и прыгнул на середину, чтоб она разломилась. Такого я себе до этого и представить не мог, от прыжка деда жердь не лопнула, а сработала катапультой , запустив деда в небо. Он с ревом перелетел через забор и угол хлева, и рухнул в густорастущую крапиву, жирную такую, унавоженную.


Мы поняли, что Каравай очень занят и ему не до нас, поэтому мысленно с ним и его огородом попрощались, сели в машину и, полные впечатлений от своего копа, довольные поехали домой.